Бизнес Тахира Холикбердиева пострадал из-за коронавируса. В 2018 год его рестораны приносили 200 млн рублей выручки

Forbes начала серию текстов о том, что происходит с малым предпринимательством в России на фоне пандемии коронавируса. Каждую неделю мы будем анализировать различные сферы бизнеса, которые переживают кризис, и через личные истории предпринимателей рассказывать, в чем нуждается отрасль. Первый эпизод посвящен ресторанам и кафе, на которых кризис сказался особенно сильно.

Краснодарец Тахир Холикбердиев, бывший пиарщик «МегаФона», открыл свой первый бар в Краснодаре в конце «нулевых», «чтобы пить алкоголь и не платить». Для этого он уволился, продал квартиру, добавил к полученной сумме бонусы от работодателя — и запустил в родном городе Mr. Drunke Bar. Заведение быстро обрело популярность у южан. «Туда ходили даже местные олигархи, у меня хотели этот бар купить за $1 млн», — уверяет Холикбердиев.

Тахир Холикбердиев
Тахир ХоликбердиевФото DR

К весне 2020 года под его управлением было уже шесть заведений: три в Краснодаре — тот самый Mr. Drunke Bar, мясной ресторан «Скотина», пиццерия Bikinipizza; и три в Москве — рестораны «Южане», Peqlo Asian Barbecue и кафе «Ребро Адама» на Даниловском рынке. По данным СПАРК, совокупная выручка заведений Холикбердиева за 2018 год превысила 200 млн рублей. Предприниматель свои финансовые показатели не комментирует, но уточняет, что все проекты прибыльные, рентабельность — около 10%.

В конце декабря, когда только стали приходить новости о китайском вирусе, ресторатор не подозревал о масштабах надвигающейся катастрофы. Январские праздники прошли хорошо, потом началось планомерное падение с редкими подъемами 23 февраля и 8 марта. В выходные 13-15 марта, когда в Москве уже царила легкая паника, в ресторанах Холикбердиева еще были люди: «Я 13 марта тоже гулял, в разных местах был до утра — в общем, пьянствовал. У меня было такое ощущение, что люди отдыхают в последний раз». Следующие выходные стали показательными. «Мы ждали их как никогда. Сами себе хотели ответить на вопрос, пойдут ли люди в рестораны хотя бы на выходных? Ответ: наши гости не пришли», — написал Тахир в Facebook. Он приложил два скриншота с камер наблюдения в ресторане на Покровке с разницей в неделю. На первом — ни одного свободного столика, на втором — не занят ни один стол.

Выручка краснодарских заведений упала на 50%: «Как только сообщили о том, что в городе появились два первых заразившихся, рестораны стали пустыми». Удар по московским ресторанам оказался еще сильнее — минус 70%, у кафе на Даниловском рынке — минус 90%. «Люди понимают, что вот они получили сейчас зарплату, может быть, еще получат за март, а потом какое-то время будут либо в отпуске без содержания, либо не будут работать. Включается режим экономии», — объясняет ресторатор.

«Если ничего не получится, пересяду за руль фургона»

Предприниматель не понимает, почему до сих пор нет официального постановления властей о закрытии ресторанов и баров. «Мы каждый день спрашиваем, как нам быть? Опасны мы или нет? Нам говорят, мол, работайте. Но все СМИ рассказывают, что всем лучше сидеть дома, никуда не выходить, переходить на удаленную работу, не собираться там, где много людей. А губернатор Краснодарского края вообще через местный Роспотребнадзор рекомендовал ресторанам закрыться до 1 мая. Как закрыться? На каком основании? Что говорить собственникам помещений, сотрудникам, они не уточнили. Официальная позиция государства: работайте!» — возмущается Холикбердиев.

Каждый день в «режиме абсурда» приносит убытки: рестораторы вынуждены оплачивать аренду помещения, рассчитываться с подрядчиками и поставщиками, выплачивать зарплату при пустых залах. «Абсолютно весь бизнес на диком спаде. Ты не понимаешь, как будешь выходить из этой ситуации, как будешь закрывать долги. У рестораторов даже есть что-то типа пари — кто сейчас выйдет из бизнеса с меньшим минусом», — смеется предприниматель.

Тахиру пришлось попросить отправиться в отпуск без содержания специалиста по ведению социальных сетей и одного из двух закупщиков, сократить количество смен и у официантов и поваров. Ситуация менялась каждый день: сначала штат сокращали на 20%, потом на 30%, потом на 50%, сейчас на 70%. Но и это не помогает: «К тебе приходит 21 гость за весь день и выручка 17 000 рублей. А точка выхода в ноль даже после всех сокращений — 80 000», — приводит он расчеты для Peqlo. Не спасает даже снижение арендной ставки на март и апрель, о которой Холикбердиеву удалось договориться с владельцами помещений.

«Мы не просим уже никакую помощь, я понимаю, что никаких дотаций не будет. С точки зрения нашего государства есть более важные отрасли. Но если ничего не предпринимать, без работы останутся около 2 млн россиян, которые задействованы в нашей отрасли», — предупреждает ресторатор. Из текущей ситуации он видит только один выход — официально закрыть рестораны на государственном уровне. Эта мера поможет пустить в ход понятие форс-мажора, которое позволит скостить или отменить плату за аренду и выплаты по кредитам.

Но пока правительство не приняло радикальных мер, долги рестораторов будут множиться. В марте Холикбердиев, по предварительным расчетам, зафиксирует 3 млн рублей убытков, в апреле, если ничего не изменится, сумма увеличится до 10 млн.

23 марта он на две недели закрыл Peqlo. «Инфекция набирает обороты — мы бережем сотрудников и гостей. Кроме того, это поможет заморозить наше спускание в долговую яму», — объясняет предприниматель. По его словам, неделю он сможет продержаться за счет собственных накоплений, а потом придется продавать личное имущество — да и этих денег не хватит для полного погашения долгов. Ресторатор шутит, что у него есть запасной план — шестиметровый вагончик на прицепе для приготовления фастфуда, который он никак не мог пристроить после гастрофестивалей: «Если ничего не получится, сяду за руль».

2 симпатии

Да всем плохо. Они подкаст записали про это