От Кондратенко до Кондратьева. Часть первая

Кто реально управлял и управляет Кубанью, кто боролся за право быть первым, а кого вынес наверх случай, кто поставил политические рекорды, а кто вошел в историю под обидными кличками, — в авторском проекте Нины Шилоносовой об исполнительной власти региона в новейшей истории России и Краснодарского края.

Владимир Николаевич Щербак

Началом таковой принято считать 1985-й — год объявления Перестройки. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев объявил, что в СССР начинаются кардинальные реформы в политике и экономике. Лозунги «Ускорение. Гласность. Перестройка» запестрели в газетах и транспарантах.

В это время руководителями края были Иван Кузьмич Полозков, первый секретарь краевого комитета партии и Владимир Николаевич Щербак — председатель краевого исполнительного комитета.

По идее, предкрайисполкома можно сравнить с губернатором, но тогда, как известно, по Конституции «руководящей и направляющей силой общества» была КПСС. При этих двух деятелях начали рьяно выполнять горбачевско-лигачевское Постановление ЦК о мерах по преодолению пьянства и алкоголизма. И тут плакатами не обошлось — выкорчевывали тысячи гектаров виноградников, целая отрасль была практически погублена.

Щербак проработал в этом качестве до июля 1987 года, пока его не забрали в Москву, замом министра сельского хозяйства, затем он стал практически несменяемым аграрным вице-премьером.

Николай Игнатович Кондратенко

После Щербака исполнительную власть края возглавил Николай Игнатович Кондратенко, до этого работавший вторым секретарем крайкома партии.

Перестройка бушевала вовсю, она вышла на площади, митинги стали делом обыденным (краснодарский Гайд-парк был на Затоне). И тут требовалось настоящее идеологическое руководство, им активно занимался Иван Полозков (кстати, поэтесса Вера Полозкова к нему не имеет никакого отношения).

Однако в эту пору раскрылась харизма Кондратенко. Ранее державший себя строго в рамках партийной дисциплины, «хозяйственник» становится ярким публичным политиком.

В этой должности он пробыл до 1990 года, став председателем краевого Совета народных депутатов. Но фактически оставался вторым лицом в крае, если не сказать больше — потому что летом 90-го года Иван Полозков был избран первым секретарем ЦК РСФСР, а сменивший его в крайкоме Александр Маслов ярким лидером по натуре не был, да и больше был известен по работе в комсомоле. Хотя и избрался на альтернативной основе с серьезными соперниками

Заметки на полях

*В том, что Кондратенко заслуженно пользовался авторитетом у населения, убедилась лично в начале 1989-го. В ту пору была такая практика «повышения квалификации»: заведующих отделами всех райкомов-горкомов КПСС и завотделами местных газет собирали вместе на курсы в краевом Доме политпросвещения (там, где сейчас муниципальный Институт высшего сестринского образования).

Я в то время года два как с Урала переехала с семьей на Кубань и занималась в Каневской районке «Заря коммунизма» вопросами «партийной работы и советского строительства» — так называли раньше отделы политики. На этой учебе перед нами выступали различные лекторы с анализом текущей социально-экономической ситуации, деятели культуры (худрук театра драмы Рудольф Кушнарев, например).

«Курсанты» попросили о встрече с Николаем Кондратенко. Удивительно не то, что он в итоге приехал после рабочего дня (и все в зале остались), а то, что у него была сломана нога! Так и сидел на невысокой сцене с вытянутой загипсованной конечностью с костылями сбоку, и более двух часов отвечал на самые разные вопросы.

Поразило глубокое знание экономики края и межбюджетных процессов, он сыпал цифрами и толково объяснял, почему в аграрном крае городскому населению не хватает мяса и молока (дефицит был страшный, колбасу по диким ценам можно было купить только в потребкооперации).

Запомнился вопрос от коллеги из Павловского района. Он интересовался, почему в станице нельзя купить … пластинки. И Кондратенко объяснял и даже обещал помочь.

Зауважали земляки «Кондрата» (а его только так тогда звали между собой местные руководители) еще и за то, что он в конце 80-х поддержал выступления против строительства атомной электростанции в поселке Мостовском, хотя уже были проведены значительные подготовительные работы, подведена железнодорожная ветка и даже построен микрорайон Энергетиков. Впрочем, после трагедии Чернобыля это сделать было несложно. А еще был «бабий бунт» в январе 1990-го, когда в Краснодаре и других городах края на площадях перед учреждениями власти собрались тысячи людей, в основном, женщин, протестовавших против того, что их мужей мобилизуют в армию для отправки в Нагорный Карабах, где шли военные действия из-за конфликта между азербайджанцами и армянами. Тогда Кондратенко не только выступал, но и возглавил делегацию, которая полетела в Кировобад (Гянджу) возвращать кубанских резервистов.

Когда Кондратенко стал председателем крайсовета, исполнительную власть стал олицетворять его земляк, тоже выходец из Динского района, —

Николай Иванович Горовой

Известный в крае руководитель, получивший звание Герой Социалистического труда за успехи в рисоводстве, когда был первым секретарем Красноармейского района.

Основной задачей власти на тот момент было не допустить развала экономики и накормить население края. Удавалось это с большим трудом.

В это время стали больше внимания уделять фермерам, наделяли всех желающих участками земли для выращивания овощей и картофеля. Пробивал Николай Иванович строительство в Мостовской уже ГРЭС, были договоренности с Газпромом. В ту пору обыденностью стали веерные отключения электроэнергии по всему краю, ограничения на продажу бензина на АЗС, лимиты на подачу газа…

Перестройка буксовала, положение народа становилось всё тяжелее, в чем местные власти постоянно обвиняли Москву («москалей»).

Нина Шилоносова

Все части серии:

  1. Часть первая
  2. Часть вторая
  3. Часть третья
  4. Часть четвертая (начало)
  5. Часть четвертая (окончание)
1 симпатия

О как интересно. Спасибо, а продолжение?

Вот долгожданное продолжение: От Кондратенко до Кондратьева. Часть вторая