Внезапно Чечня. И в чем ЧР обогнала Краснодарский край?

Что показывают туристам в самом необычном субъекте России? А есть ли там вообще организованные путешественники? Зачем у вайнахов столько башен? Пить и курить нельзя - правда ли это? Что будет, если женщина ходит без платка? И в чем ЧР обогнала Краснодарский край? На эти и другие вопросы отвечает в своих субъективных заметках Нина Шилоносова, побывавшая недавно в Грозном и не только в нем.

Заголовок украден из названия нашей группы в ватсапе. Уже несколько лет филиал МТС на юге России ведет проект «Истории в лицах», сформировавшийся пул журналистов и блогеров иногда приглашают на интересные корпоративные события. На этот раз в конце февраля пишущих коллег из Краснодара, Ростова и Ставрополя пригласили на пресс-конференцию директора представительства компании в Чеченской Республике. Я, конечно, человек скачущего давления и настроения, но любопытство превыше. В последний момент, увидев новости про избиение у грозненской гостиницы адвоката и журналистки из Москвы, хотела отказаться, но куча билетов (длинный путь через Ростов и аэропорт Платов) на меня была уже куплена…

«V.V. Putin avenue»

  • Огласите дресс-код!
  • Мини-хиджаб, наверное?
  • Так вроде там просто платки?

Вот первое, что приходит на ум при анонсе поездки в Чечню. Понятно, что журналистки шутили в ватсапе по этому поводу, но никто, естественно, не заморочился. Как оказалось, о нас кое-где позаботятся. Но в целом про визуал – по порядку.


Скромность аэропортика в Грозном (еще недавно Пашковский был почти таким же) искупается мечетью прямо на выходе. Она небольшая, но с солидными минаретами, подсвечена. Пассажиров встречают большие портреты Путина и Кадырова-старшего на здании вокзала. Также фасады украшают светящиеся цитаты из высказываний первого президента Республики Чечня – «Мое оружие - правда. Перед этим оружием бессильна любая армия мира». Ну, и везде, где мы были - на школах, административных зданиях, КПП, на площадях - висели огромные фотографии главных людей для республики. Часто портретов три – Владимира Путина, Ахмата Кадырова и Рамзана Кадырова.

Главная улица столицы, бывший проспект Победы, с 2008 года носит имя Путина.


Одним концом «V.V.Putin avenue» (таблички на русском и английском) упирается в Ленинский мост через реку Сунжа, а потом уже начинается проспект Кадырова-старшего. На проспекте Путина находится большая мечеть «Сердце Чечни» и огромная новая площадь с очертанием республики и модными качелями, на Кадырова – высотки «Грозный-сити» со скверами рядом и маленькая старинная православная церковь архангела Михаила. Ну и еще памятная многим площадь Минутка – кольцевая развязка. Это исторический центр столицы, тут много магазинов на первых этажах зданий, небольшая часть которых сохранилась с советских времен. Много кафе, кофеен, суши-баров, кондитерских. Названия некоторых точек грубо скопированы с мировых сетей (типа MacDowell).

Башню сносит

«Грозный-сити» - комплекс административных и жилых зданий из стекла и бетона (самое высокое – 40 этажей).


Огорожен по периметру, въезд через шлагбаумы. Здесь есть пятизвездочный отель с бассейном и SPA, а также с рестораном «Купол» на крыше. В небоскребе под названием «Феникс» торговый центр на два этажа и огромные квартиры, от 68 до 280 квадратов (спасибо Википедии). Большинство из них пустуют, поговаривают местные, потому что и стоимость запредельная. Но в какие-то могут поселить по распоряжению главы ЧР.

Через дорогу видно стройку громадного торгового молла и площадку «Сити-2». Там планируется возвести небоскреб «Ахмат-тауэр» - более 100 этажей. Стройка на стадии фундамента заморожена, есть пока проблемы с финансированием.

Мы поднялись на крышу 30-этажного бизнес-центра с вертолетной площадкой, она же смотровая. Смотреть можно везде, фотографировать – нет. Потому что в северной части хорошо просматривается резиденция руководителя республики. Это огромная территория, окруженная водой, - с парком, рестораном в виде глобуса, своей мечетью, и даже спортивными сооружениями. Как сказал гид, именно на этом месте находилась построенная генералом Ермоловым в 1818 году военная крепость Грозная, ставшая через 70 лет городом. Имя царского наместника Кавказа, кстати, до сих пор чеченцами произносится по-особенному. Может - перед нами - без явной ненависти, но понятно, что это их Враг, истреблявший предков.

Крепости тут строили не только русские, у кавказцев многовековые традиции вертикальных военных сооружений в горах. А сегодня в очень многих местах стоят стилизованные вайнахские башни.


И как сувениры, и как декор, и элемент архитектуры (знаменитый Нефтяной институт так реновировали), и древние, и восстановленные в горах на месте уничтоженных как в Кавказскую войну, так и в недавние т.н. «чеченские кампании».

Старое и новое

В одну такую башню, то ли военную, то ли жилую, мы даже зашли. Правда, она оказалась грузинского типа – верхушка другая. Но Чечня всегда граничила с Грузией, не мудрено. Завезли нас в горный аул Хой, в Веденском районе. После сталинской депортации чеченцев и ингушей в 1944 году – операция «Чечевица», это древнее поселение совсем опустело (в Перестройку прочитала об этом страшную повесть Анатолия Приставкина «Ночевала тучка золотая…»). Лишь несколько лет назад село стали возрождать, живет несколько десятков человек, есть маленькая мечеть. Но главное – тут восстанавливают историко- этнографический центр. С современными плакатами и портретами Кадырова. Напомнило «Атамань» слегка, но многие сакли и часть башни настоящие.


«Хо» - означает по-чеченски «стража», «дозор», место стратегически очень выгодное для воевавших. В феврале здесь был снег (как и везде нынче, мало), влажная земля ехала под ногами.

Можно представить, как здесь, в зоне альпийских лугов, красиво весной и летом (однако память подсовывает слово «зелёнка» - из телерепортажей времен «чеченских войн»… )


Чуть выше - кладбище. Одна его часть, языческая - потрясающая. Из земли торчат древние плоские камни, сколы скал. Есть и памятник жителям села, погибшим в разные войны, в том числе в Великую Отечественную.

Хой всего в двух километрах от озера Кезеной-Ам. Красивейшее место в последние годы стало центром притяжения туристов и спортсменов – здесь уже дважды проходила международная парусная регата, самая высокогорная в Евразии (1866 м над уровнем моря). При Брежневе здесь была тренировочная база олимпийской сборной СССР по гребному спорту. В войну ее разрушили.


В 2015 году здесь торжественно открыли туристско-рекреационный кластер как государственно-частное партнерство. Сюда, конечно, был проведен газопровод. Нам сказали, что в Чечне газ есть во всех населенных пунктах, даже в отдаленных горных аулах (в отличие от Краснодарского края…). Да, «желтые нити» вдоль дорог мы видели постоянно, поднимаясь вверх по качественному асфальтовому серпантину.

Инфраструктура комплекса «Кезеной-Ам» современна, здесь есть все, чтобы хорошо проводить время. Даже бар с алкоголем (второе злачное место во всей республике после «Купола»). Но не это привлекает сюда гостей. В республике в целом значительный рост туризма.

Высокие скорости

Сколько и откуда туристов приезжает, лучше всех знает мобильный телеоператор. На пресс-конференции директор МТС в Чечне Данила Егоров подчеркнул: «Благодаря системе геоаналитики, использующей в работе решения на базе big data, мы можем создавать цифровую модель республики, которая будет способствовать повышению туристической привлекательности региона».

МТС развивается тут очень быстро, например, за один год сеть LTE выросла в пять раз, у 8 из 10 человек телефон поддерживает стандарт связи четвертого поколения, мобильный интернет высокоскоростной. Соответственно, абоненты МТС в Чечне используют трафика в месяц в три раза больше, чем в других регионах страны.


Так вот, благодаря «цифре» известно, что с августа 2019-го по февраль этого года в Чечню приехало 1 млн 202 тыс. человек из 83 субъектов России. 44 процента турпотока приходится на семь регионов. На первом месте – Дагестан, на втором – Кубань (почти 11 тыс.). Потом Ставрополь, Северная Осетия и Москва по пять тысяч примерно. Судя по роумингу МТС, за тот же период в ЧР приехало 15153 иностранца из 94 государств.

Какие у них всех были цели: деловой туризм, событийный, спортивный, или это командированные сотрудники компаний, не очень понятно. Но директор департамента развития туризма, реализации программ и проектов Чеченской Республики Магомед Усманов доволен именно тем, что сеть LTE построена в 22 горных селениях.

“Мы стремимся развивать новые для республики виды туризма – парапланеризм, рафтинг, джип-туризм, велосипедные прогулки”, - подчеркнул чиновник.

В высокогорном комплексе «Кезеной-Ам» много национальных фишек, и снаружи и внутри, ресторан вообще похож на краеведческий музей (а еще тут национальная кухня. Не забуду сладкий нежный хингалш с тыквой!)

Ландшафт отражен и в архитектуре – основная гостиница как в Куршавеле.

Из этого шале нас повезли в Шали.

«Благодарить Бога»

Собственно, Шали мы уже проезжали по дороге в Веденский район. Из окна наблюдали городки и села, много недорогих авто, вдоль трассы магазины и рынки. Ухоженные школы с обязательными портретами вождей с мальчишками на спортплощадках и стайками девочек в одинаковых бордовых платках. Они могли полностью закрывать голову и шею или только поверх волос (хотя, вроде, в исламе хиджаб надевают девушки с пубертата). В каждом ауле есть мечети с минаретами (тоже башни) или молитвенные дома, в основном, новые. Чеченцы исповедуют ислам суннитского толка, но сами признают, что в обычаях осталось много от язычества.


В городе Шали в августе прошлого года открыли самую большую в Европе мечеть – «Гордость мусульман». Она вмещает одновременно 30 тысяч молящихся. Еще 70 тысяч могут разместиться вокруг, в ухоженном сквере с мраморными беседками. Само здание построено из абсолютно белого мрамора, без единой прожилки. На входе, прямо на улице, обувь снимают все.

Женщин любого возраста в неподобающих нарядах, переодевают. Для этого тут есть целый гардероб. Мои спутницы с удовольствием покрыли головы и надели балахоны в пол. Такая иммерсивная экскурсия получается.


Я была в длинной дубленке, на волосы подняла шарф – от меня служительницы отстали. Мужчины из нашей группы вообще не стали заходить в культовое здание, фотографировали с улицы. К тому же рядом возведен свой «Сити» из высоток синего стекла, в остальном городок – 54 тысячи жителей – одно-двухэтажный. Кстати, такие деловые центры из стекла и бетона возведены в четырех из шести городов Чечни.

Внутри мечеть тоже очень красива. Мрамор, росписи золотом, огромные люстры Сваровски по спецзаказу, толстые ковры, витражные окна. Женщин отправляют наверх, строго в правую часть. Много чего нельзя, но съемка, наоборот, приветствуется.


Внизу в молитвенных позах редкие мужчины (ну, мы и были не в пятницу). Выходим уже в сумраке, весь комплекс разнообразно подсвечен, на куполе цветным узором идут строки молитвы арабской вязью. Сколько стоило великолепие, не сообщается. Понятно, что это миллиарды долларов. Спонсорами выступали богатые арабские фонды, в том числе.


Шалинская мечеть оказалась даже больше, чем планировалась изначально. Понятно, что она превосходит и «Сердце Чечни» в Грозном, в которой размещается десять тысяч человек.

Кстати, в столице здание для отправления религиозного культа находится рядом с тем местом, где был «Президентский дворец» Джохара Дудаева - в Советском союзе республиканский комитет КПСС Чечено-Ингушской ССР. Тот, за который в 1994-1995-м были кровопролитные бои и погиб костяк Майкопской 131-й мотострелковой бригады.


Столичное место для соборного моления тоже выдающееся архитектурное сооружение. В основном внешние стены выложены из травертина, украшали здание турецкие зодчие, и это даже чувствуется по обилию синего и золотого в орнаментах. Здесь служительница помоложе, поярче и пожестче. Да и объявления кругом висят с запретами для туристов. Типа «мужчины и женщины не могут держаться за руки».

«Сердце Чечни» носит имя Ахмада Кадырова, который был религиозным деятелем и получал исламское образование как в Узбекистане, так и в Иордании. С 1995-го по 2000-й он был муфтием Ичкерии. Имя «Ахмат» означает «тот, кто постоянно благодарит Бога», «более достойный одобрения»

Интересно было смотреть на фотографии модного молодого человека в клешах – таким предстает А.А. Кадыров в 1969 году на снимке в экспозиции музейного комплекса.


Большей частью, конечно, фото с Путиным и с российскими военными. Много подарков. Это еще огромное сооружение в центре, утопающий купол с выступающей стрелой-стелой по центру. Официально это - Мемориальный комплекс Славы имени Ахмата Абдулхамидовича Кадырова.

Он одновременно посвящен Победе в Великой Отечественной войне и первому президенту Чеченской Республики. Здание такое же дорогое, как и главные мечети. Мрамор, отделка и снова гигантская люстра из золота и хрусталя.

К сожалению, нас не возили в краеведческий музей. Интересно, там есть что-то про время, про которое сегодня в российских СМИ пишут «Первая чеченская война началась с ошибок и кончилась позором»?

«Наши люди»

На этой территории были «Операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне 1994—1996 годов» и «Контртеррористические операции на территории Северо-Кавказского региона», или Первая и Вторая Чеченские кампании. Сейчас об этом почти ничего не напоминает. Разве что укрепленные усиленные посты на КПП на отдельных горных дорогах.


Ну и в центре Грозного есть небольшие фотостенды, по которым видно, что было на этом месте в военное время. Дети, часто на них изображенные на фоне развалин, сейчас как раз и составляют костяк чеченского общества 30-40 лет.

Молодые люди в столице веселы, активны, модно одеты. Девушки в хиджабах с дорогими сумками и в брендовых кроссовках. Не раз попадались красавицы на шпильках и с распущенными волосами. В кафе много людей, пьют только кофе, чай и безалкогольные напитки, при этом сухого закона нет. Спиртное можно приобрести только в одном сетевом супермаркете – внимание - только с 8 до 10 утра. Ну и в двух ресторанах на всю Чечню (см. выше). Никто не курит. Кальянных нет.

Моя коллега во время экскурсии услышала слово «вайнах» и решила, что это про войну. Однако так ученые-кавказоведы называют чеченцев и ингушей, этноним перевести можно как «наши люди». Такое название и у филиала ВГТРК. Специально посмотрела местные новости, вдруг и нас покажут, ведь на пресс-конференции были чеченские журналисты, в том числе и с ТВ. Однако две трети передачи шли отчеты со встреч президента Чеченской республики Героя России Рамзана Ахматовича Кадырова с чиновниками его администрации. Голос корреспондента звучал по-русски. Глава в кадре говорил в основном по-чеченски. В конце региональной врезки в федеральное вещание шел видеоклип с субтитрами – гимн республики.
Мы совсем недолго были в этом субъекте России, который простирается всего-то на 170 км с севера на юг и на 100 км с запада на восток, и проживает в нем полтора миллиона человек - почти как во всем Краснодаре. Суровые и красивые места, с уникальной нефтью, простой кухней и страшной историей…

Сами чеченцы говорят, что гость для них – это святое. В каждом доме есть для него отдельная комната. И три дня тебе не вправе задавать вопросов. Рассказывают, что какой-то русский с Дальнего Востока таким образом здесь месяц и путешествовал.


У меня же было ощущение, что мы в некоем заповеднике, анклаве. Это действительно особенный субъект России. При слове «Чечня» у многих до сих пор екает сердце. Хотя мы склонны всё быстро забывать. Для чеченцев же Кавказская война - это вчера.

Нина Шилоносова

Фотографии автора и Елены Синеок.

2 симпатии

А в Чечне есть коронавирус?

Шайтаны есть. “Смерть является достойным наказанием для граждан, которые нарушили карантин по коронавирусу, заявил глава Чечни Рамзан Кадыров на заседании правительства республики”

https://theins.ru/news/209000?fbclid=IwAR39DSn5EKxf4WJ-gEtDeabqqcVUcySFHSqs6XwMsknyfZtjsVmPqFzkp84

Шайтанама

1 симпатия

Теперь знаем что есть даже больше чем везде - закрылись полностью первыми.

1 симпатия